kepka

Станица Ростовская

Главная

 

Донской Атаманский графа Матвея Ивановича Платова полк. Награждение Георгиевским знаменем и Георгиевским бунчуком.

Войско Донское в Отечественной войне 1812 года и заграничном походе Русской Армии


Донской Атаманский графа Матвея Ивановича Платова полк. Награждение Георгиевским знаменем и Георгиевским бунчуком.

     Атаманский полк в Отечественной войне 1812 года и заграничном походе Русской армии участвовал от первых приграничных боев до победы при Фер-Шампенуазе, следствием которой стало быстрое падение Парижа.

     27 июня (9 июля, далее даты по старому стилю, если не указано иное) 1812 года полк под командованием полковника (позже генерал-майора) Степана Федоровича Балабина 2-го, в составе казачьего корпуса генерала М.И.Платова, принял участие в первом крупном арьегардном бою Отечественной войны под Миром (сейчас поселок в Гродненской области). Кроме Атаманского под командованием М.И.Платова на тот момент находились донской казачий полк Иловайского 5-го, донской казачий полк Сысоева 3-го, Перекопский конно-татарский полк князя Хункалова, ставропольский калмыцкий полк капитана Диомидия, башкирский полк и 12 орудий 2-й донской конно-артилерийской роты. Казакам удалось заманить в засаду (так называемый «вентирь» и разгромить 3-й уланский полк бригады Турно и направленные к ним на помощь три эскадрона из 15 и 16 уланских полков той же бригады. К 28 июня корпус Платова был усилен Ахтырским гусарским, Литовским Уланским, 5-м егерским, Киевским и Новороссийским драгунскими полками, а также казачьими полками Карпова 1-го, Иловайского 10-го и Иловайского 11-го. К французам подошли 2-й, 7-й и 11-й польские уланские полки бригады генерала Дзевановского, которая, как и бригада генерала Турно, входили в дивизию Рожнецкого. В ходе двух дней боев под Миром были разбиты шесть уланских полков. «Объединенная под командой Жерома Бонапарта войсковая группа, непосредственно предназначенная для действий против Багратиона, продвинулась 10 июля к Новогродеку и проследовала далее на Мир. Там Платов устроил против их авангарда засаду, которая нанесла французам большие потери; это, по-видимому, заставило Жерома быть впредь более осторожным; по крайней мере, он не помешал Багратиону отдыхать три дня в Несвиде, да еще и сам задержался в этом городе до 16-го, когда получил от Наполеона резкое порицание за медлительность наступления и приказание стать под начальство Даву. Недовольный этим, он немедленно покинул армию» (Карл фон Клаузевиц, «1812 год», первая часть, даты по новому стилю).

     Далее было множество сражений из которых надо отметить арьегардные бои на большой Смоленско-Московской дороге, Бородинское и Тарутинское сражения, наступление на Смоленск (главнокомандующий князь М.И.Голенищев-Кутузов в рапорте Государю писал «Казаки делают чудеса, бьют на артиллерию и пехотныя колонны»), разгром корпуса Нея, осада Данцига, битва при Лейпциге и, наконец, Фер-Шампенуаз, когда кавалерийским ударом союзников были разгромлены корпуса маршалов Мармона и Мортье, а также кавалерия генерала Бельяра и конвой Национальной гвардии. «На трубах и штандартах нашей конницы сияет слава двух особенно красивых побед. … Второе дело — Фер-Шампенуаз, где наша конница, действуя совершенно самостоятельно, без всякой поддержки пехоты, изрубила два французских корпуса и где Император Всероссийский, как простой эскадронный командир, врубился в неприятельский строй. Калишский подвиг петровских драгун через сто лет был повторен кавалерией Императора Александра Павловича» (Керсновский А. А. История русской армии. — М.: Эксмо, 2006). После Фер-Шампенуаза путь на Париж был открыт.

     «13 марта в три часа утра казаки тронулись с реки Марны и пошли опять к Фер-Шампенуазу, который был занят Наполеоном со всей его армией.

     Среди дня, когда на обеих линиях кипел горячий бой, когда наша гвардейская кавалерия решительно атаковала конницу Себастъяни, граф Платов приказал атаманцам броситься на отделившуюся часть неприятельской кавалерии и 2 орудия. Под грохот орудий и крики войск стройно вынеслись вперед наши казаки. Перед ними была бригада кавалерии Пакто. Они насели на нее, порубили и покололи более 100 человек, а сотник Курнаков и хорунжий Персианов с охотниками насели на орудия и привезли их Платову...

     Этим славным боем закончилась война с Наполеоном.

     После нескольких стычек и небольшой схватки под Парижем Император Александр I во главе союзной армии 19 марта 1814 года вошел в столицу французской Империи.

     Атаманцы не были в этот торжественный день в Париже. Они рыскали в окрестностях его, уничтожая шайки и выслеживая Наполеона.

     И только в первых числах апреля атаманцы стали в Мон-Мартрском предместье Парижа.

     18 мая 1814 года был заключен мир, и нашему полку приказано было возвращаться на родину, в Новочеркасск» (Краснов П.Н. Атаманская памятка: Краткий очерк истории. — Ростов н/Д: Ростиздат, 2005 гл.9).

     Дальнейшие события описаны по Краснов П.Н. Атаманская памятка, гл.10.

     В Париже казаки пошили себе новые мундиры. По приказу на новом обмундировании на воротник и обшлага нашивались гарусные петлицы голубого цвета, вместо погон вводились голубые гарусные эполеты с бахромой. Здесь надо отметить, что в отличие от остальных донских казачьих полков у атаманского полка лампасы на шароварах, лопасть на шапке, выпушка на воротнике и обшлагах, а также на погонах и чепраках были светло-синие. За время боев только убитыми полк потерял более тысячи казаков, два раза полк получал пополнения с Дона.

     28 марта 1813 года главнокомандующий князь М.И.Голенищев-Кутузов Смоленский писал управляющему военным министерством князю А.И.Горчакову 1-му «За отличную храбрость, оказанную в течение нынешней кампании войска Донского Атаманским полком, Его Императорское Величество в знак признательности своей Всемилостивейше пожаловал сему полку бунчук 1 знамя, коим образцы, с принадлежащими к ним надписями у сего препровождая, покорнейше прошу приказать, заготовя оные, препроводить ко мне».

     Знамя и бунчук были получены графом Платовым 17 июня 1814 года в Париже, полк же в это время уже находился в пределах Российской Империи и следовал к Новочеркасску, поэтому регалии были отправлены вдогонку полку.

Предписание Графа Матвея Ивановича Платова к командиру Атаманского полка Генерал-Майору Грекову XVIII. Из Парижа от 10 июля 1815 года

     «Атаманский полк бессмертными заслугами своими в прошедшую Отечественную с французами войну имел счастье обратить на себя не токмо лестное внимание соотечественников и уважение чуждых народов, но еще удостоился заслужить ВЫСОЧАЙШЕЕ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Всемилостивейшего Государя нашего благоволение. Его храбрость, его мужество и неустрашимость во всех случаях останутся навсегда непреложными доказательствами примерного усердия его и верности к Престолу и Отечеству и не престанут умножать славу всего Донского войска, столь всеми почитаемого и уважаемого. Я чту себя счастливым, что был усердия его очевидцем и имел случай представить оное в полном виде ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО в справедливом уважении к службе Атаманского полка соизволил пожаловать ему за храбрость знамя с изображением образа Спасителя со следующими священными надписями: «С нами Бог, разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог», «Буди, Господи, милость твоя на нас, яко же уповахом на Тя» и Георгиевский бунчук. Сии знаки отличия отправляются у сего к Вашему Превосходительству с хорунжим Процыковым. Прискорбно мне, что за отдаленностью моею по службе при армии не могу я сам вручить оных полку, потому более, что не хочу далее отлагать удовольствие полку, каковое принесет ему сие Монаршее благоволение. Препоручаю Вашему Превосходительству на походе в приличном месте, где будет возможность избрать оное, при торжественном собрании всего полка и по взаимном господ членов оного совещании насчет устроения должного и приличного празднества в честь ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА и всего войска, освятить знамена с узаконенным порядком и принести Господу Богу, подателю всех благ, благодарственное молебствие за удостоение нас толико лестнейшими знаками и милосердия Божия и благоволения Монарха. При сем торжественном случае прошу Вас изъявить всем достойным воинам храброго Атаманского полка поздравление мое и совершенную благодарность за то повиновение и привязанность ко мне, которые, делая их всегда ревностными исполнителями ВЫСОЧАЙШИХ повелений, совершенное приносят начальнику удовольствие и поставляют его в непременную обязанность свидетельствовать о том пред лицом Всеавгустейшего Монарха».

ПРИКАЗ

по Атаманскому полку

10 июля 1815 года, г. Париж

     Храбрые Атаманцы! Бессмертные подвиги ваши обратили на себя не токмо внимание соотечественников и иноземцев, но и ВЫСОЧАЙШЕЕ благоволение Всеавгустейшего Монарха. Запечатлейте оное в сердцах ваших! ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО в справедливом уважении к службе Вашей соизволил Вам пожаловать за храбрость, в Отечественную с французами войну оказанную, знамя с изображением образа Спасителя, который осенил покровом Своим поприще дальнейшего служения вашего, и Георгиевский бунчук. Теките к алтарю Вездесущего и проповедуйте, яко с нами Бог! Преисполняйтесь глубочайшей признательности к Самодержцу нашему, коего Отеческими попечениями вы превознесены, прославлены и благоденствуете; сохраняйте нерушимо обеты верности к Царю, вере и Отечеству; не изменяйте неустрашимости вашей и храбрости, всеми признанной, покоряйтесь начальникам и внушайте потомкам вашим быть достойными преемниками славы вашей: вот чего требует от вас Помазанник Божий и все признательное Отечество! Мне же остается токмо утешаться вами и гордиться, что был я очевидцем славы вашей, усердия и ревности вашей к престолу, вере и Отечеству.

     Войска Донского Войсковой Атаман Граф Платов

     24 августа 1815 года хорунжий Процыков догнал полк.

     «На другой день совершено было торжественное освящение знамени и бунчука. На месте лагеря Атаманского полка полк был выстроен в конном строю четырехугольником. Третья Донская конно-артиллерийская рота, следовавшая за полком, вытянулась в один ряд. В середину четырехугольника были внесены распущенные полковые знамена, избитые пулями и ядрами, свидетельницы славных побед над турками и французами. За ними внесли полученные знамя и бунчук без древок.

     Кременчугский архиерей со священниками окропил знамя и бунчук святой водой, после чего начался молебен.

     Командир полка и офицеры спешились и на коленях молились под сенью старых и новых знамен. По окончании молебна священник передал генералу Грекову освященные знамя и бунчук. Командир полка, а за ним и офицеры любовно прибили знамена к древкам. Тут каждый гвоздь был вбит рукой героя, не раз поражавшего неприятеля саблей или пикой. Последние гвозди были вбиты знатными особами города Кременчуга.

     После этого прочтены были предписание и приказ графа Платова...

     Многие казаки плакали, слушая слова своего атамана. Гром пушек Донской роты и крики «ура» закончили чтение приказа.

     После этого раздалась команда «слезай!». Коноводы остались на поле, а полк, имея впереди знамена, прошел в церковь Преображения Господня. Их встретили колокольным звоном.

     Полк и артиллерийская рота построились на Александровской площади.

     Офицеры и спешенные казаки прошли в церковь. Здесь совершено было благодарственное молебствие, по окончании которого священник сказал слово. При возглашении молебствия артиллерия стреляла из пушек, причем был сделан 101 выстрел.

     После этого полк вышел. Казаки сели на лошадей. Знамена вынесли перед строем и торжественно отвезли в лагерь.

     В лагере был приготовлен праздничный обед для казаков и урядников. Офицеры и знатные лица города были приглашены на обед к командиру полка.

     Знамя и бунчук, полученные нашим полком в 1815 году, хранятся ныне в бригадной церкви гвардейской казачьей бригады. По свидетельству лиц, видевших их в Кременчуге в 1815 году, они были великолепны.

     Древки у них темно-зеленого цвета с желобками, из которых три выложены желтой медью и вызолочены. Наверху медное вызолоченное копье, в средине которого георгиевский крест. К копью привязаны серебряные кисти на серебряных плетеных шнурках.

     Знамя четырехугольной формы, голубое, шелковое, обшитое широкой золотой бахромой. Посредине с обеих сторон масляными красками написан Спаситель во весь рост, а кругом надписи золотыми буквами. Вверху: «С нами Бог, разумейте языцы и покоряйтесь яко с нами Бог». С трех сторон полотна: «Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя, да не постыдимся вовеки»; а внизу «Войска Донского Атаманскому полку за храбрость».

     Бунчук серебряный, длинный, с двумя языками. Кругом обшит золотой бахромой. Посередине с обеих сторон изображение красками св. Георгия Победоносца на коне, поражающего копьем дракона. Кругом надпись золотыми буквами: «Войску Донскому Атаманскому полку за отличную храбрость».

     Через месяц после освящения знамен Атаманский полк с веселыми песнями вступил в Новочеркасск».

     К 1875 году, согласно составителям очерка к 100-летию Атаманского полка «от знамени этого ныне осталось несколько клочков».

     Литература:

Калинин С.Е. Донское казачье войско в 1812 - 1814 гг. Карл фон Клаузевиц 1812 год, издание ГВИ Наркомата Обороны СССР 1937 г. В переводе А. К. Рачинского и М. П. Протасова под редакцией комдивов А. А. Свечина и С. М. Белицкого. Краснов П.Н. Атаманская памятка: Краткий очерк историиЛейб-Гвардии Атаманского Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича полка 1775-1900. — Ростов н/Д: Ростиздат, 2005 Очерк истории Лейб-гвардии атаманского Его Императорского Высочества наследника цесаревича полка,: составленный ко дню столетней годовщины. Санктпетербург, Тип.Императорской Академии Наук, 1875.