kepka

Станица Ростовская

Главная

 

ПЕРЕХОД 1-ГО ДОНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ПОЛКА ЧЕРЕЗ БАЛКАНЫ

Из брошюры "ДОНСКОЙ КАЗАЧИЙ №1-Й ПОЛК", составитель хорунжий Бородин, Москва, 1891.


Назначение полка в отряд Генерал-лейтенанта Скобелева 2-го и знаменитый переход через Балканы.

     Почти целый месяц пробыл наш полк в бездействии. Наконец, в конце Декабря получена была телеграмма от командира 8-го корпуса, Генерал-лейтенанта Радецкого, на основании которой три полка нашей дивизии назначались к нему и должны были прибыть 26-го Декабря в Габрово. Полки (в том числе и наш) двинулись и, сделав 50 верст по гололедице, во-время явились к назначенному месту. Генерал Радецкий включил их в колонну Генерал-лейтенанта Скобелева 2-го, уже начавшую переходить Балканы, с целью обойти Турок, стоявших против знаменитой Шипки. С другой стороны (восточной) неприятеля обходила колонна Генерал-лейтенанта князя Святополк-Мирского 2-го, теперешнего нашего Наказного Атамана.

     Переход предстоял трудный: приходилось пробираться в глубокую и суровую зиму по тропинкам, по которым и летом-то ходили лишь самые отважные смельчаки. Генерал Скобелев был уже за Балканами с частью пехоты, а артиллерия только начала взбираться. Наш начальник дивизии приказал перековать лошадей на острые шипы и повыбрасывать почти все из вьюка. Скобелев велел особенно наблюсти за казаками, чтобы они не брали ничего лишнего: «казаки», говорил он, «всегда любят иметь с собою много «курды-мурды» и неохотно расстаются с нею!».. Помолясь Богу, 27-го Декабря дивизия из Габрово направилась к горам: наш полк шел в голове. В гор. Топлиш, лежащий у самого подножия Балкан, пришли того же числа в 2 час. Пополудни и понапрасну простояли здесь до 8 час. Вечера, не зная, идти-ли дальше большою дорогою, как советовал раненый начальник штаба Скобелева Полковник Куропаткин, или же подниматься вслед за переходившей колонной Скобелева – по тропинкам. Наконец от генерала Радецкого пришло приказание следовать за колонною.

     В 8 час. Вечера 27-го Декабря 1877 года, наш полк начал взбираться на горы первым.

     За ним шел 1-й Московский, а 2-й С.-Петербургский находился в хвосте. Начались трудности страшные! Пока не обогнали артиллерию, было еще туда-сюда, зато потом потянулась едва заметная дорожка, проложенная пехотой. Снег был так глубок, что почти закрывал всадника, а по обеим сторонам дороги зияла бездонная пропасть. Скоро совсем стемнело: пришлось пробираться ощупью. Погода стояла отвратительная: ветер крутил целые столбы снегу и засыпал дорогу и глаза. Трудность еще больше увеличивалась тем, что нужно было обгонять растянувшуюся пехоту и проделывать новые проходы. Между тем подъемы были так круты, что почти все время приходилось идти пешком, держась за стремя, гриву или хвост лошади. Кони падали на колена. Люди, коченея от холода, страшно уставали – и многие просто тянулись за конем, продев руку по локоть в стремя и привязав пику к поясному ремню.

     В час ночи наш полк добрался, наконец, до горы Чуфут, самого высокого места на пути. Все - и люди и кони страшно устали и были положительно мокры от усилий, а между тем останавливаться было опасно: холодный ветер свистел со всех сторон, да и неприятель, засевший на соседних вершинах, по временам осыпал свинцовым дождем.


Профиль пути через Балканы

     Из рисунка уже можно видеть, какие трудности приходилось преодолевать войскам. От г.Топлиша до Ветрополья, на протяжении 4-х с лишком верст, дорога все подымается и подымается вверх без передышки. Ветрополье возвышается над уровнем моря больше, чем на версту. Тут можно было перевести дух, а потом снова начинался подъем в гору – на вершину Чуфут – самое высокое место на всей дороге. Но самая трудная и опасная часть дороги была еще впереди: подниматься все же легче, чем спускаться. Гору Чуфут наш полк прошел на-рысях, чтобы меньше быть под неприятельскими выстрелами, - что и удалось, между тем как драгуны попали под самый сильный огонь.

     Начали спускаться. Спуски оказались настолько круты, что не было возможности держаться на ногах: люди сползали, скатывались, как попало, а лошадей спихивали силою. Бедные дончуки садились на хвосты и, ежеминутно обрываясь, по нескольку раз перевертываясь и калечась, добирались кое-как донизу. Немало было несчастий и с людьми. Особенно крепко помнят Станишники, так называемый «Крутой спуск». 100 саженей которого представляли собой почти отвесную скалу. Единственное спасение было в камнях на оттаявшей земле и кустах, за которые Донцы схватывались руками, ногами и зубами. А между тем за спуском приходилось сейчас же снова подниматься на порядочную кручу. Дальше шел спуск, хотя и довольно длинный, но за то уже не такой крутой: люди и кони немного вздохнули.

     Наконец, после неимоверных трудов и усилий, голодные и холодные, но бодрые, как всегда, на вид – Донцы к 5 час. утра добрались до дер. Иметли, где с нетерпением ожидал их Генерал Скобелев, готовившийся уже к бою.

     Итак славный переход через Балканы наш полк сделал ночью с 27 на 28 Декабря 1877 г. В течении 9 часов (от 8 час. вечера 27-го до 5 час. утра 28 Декабря). Даже такой герой, как Скобелев, удивлялся мужеству и выносливости казаков, благодарил их и называл молодцами.

     Спускаясь с гор, измученные Станишники разсчитывали, хотя немного, отдохнуть в деревне, но Генерал Скобелев, едва дав полку собраться, тотчас-же двинул его к войчкам, уже начинавшим знаменитый штурм укреплений деревни Шейново.

Страница в фейсбуке:Станица Ростовская.